00. Надо подумать...

Журнал открыт исключительно для публикации схолий Николаса ГОМЕСА Давилы и статей о нем и его творчестве.

Пагинация в конце схолий означает: том, страницу и номер от верха страницы. Так, пагинация NEII, 115a означает то, что данная схолия находится первой на 115-й странице 4 тома схолий. А всего томов пять: EI, EII, NEI, NEII и SE.



  • Escolios a un texto implícito, 2 volumes, Bogotá 1977.

  • Nuevos escolios a un texto implícito, 2 volumes, Bogotá 1986.

  • Sucesivos escolios a un texto implícito, Santafé de Bogotá 1992

561. NEII, 294-295

4797. La humildad es la condición epistemológica de determinadas percepciones (EII, 294a).
Смирение – это эпистемологическое условие для определенных наблюдений.

4798. Para comprender es preciso jerarquizar las verdades (EII, 294b).
Чтобы понять, необходимо выстроить иерархию истин.

4799. La frase del que radicalmente discrepa debe ser desnuda como un látigo (EII, 294c).
Фраза того, кто абсолютно не согласен, должна быть обнажена, как плеть.

4800. No confundamos el pensamiento de la época moderna con el pensamiento en la época moderna.
Ni la literatura, ni el arte (EII, 294d).
Давайте не путать мышление современной эпохи с мышлением в современную эпоху.
Ни в литературе, ни в искусстве.

4801. La inteligencia siempre se evade finalmente.
Pero el alma humilde muere de sed en este asfalto (EII, 294e).
Ум всегда в конце концов уклоняется.
Но смиренная душа на этом асфальте умирает от жажды.

4802. Nunca hubo templos de falsos dioses.
Sino templos de donde Dios se ausentó un día (EII, 294f).
Никогда не бывало храмов ложных богов.
Были храмы, из которых Бог однажды ушел.

4803. Las solas leyes biológicas no tienen dedos suficientemente sutiles para modelar la belleza de un rostro (EII, 294g).
У одних только биологических законов нет достаточно тонких пальцев, чтобы вылепить красоту лица.

4804. Cuando el poder no corrompe sino ennoblece, la humanidad se arrodilla (EII, 295a).
Когда власть не развращает, а облагораживает, человечество становится на колени.

4805. Las generaciones se distinguen menos por las soluciones que encuentran que por las que buscan (EII, 295b).
Поколения различаются не столько теми решениями, которые они находят, сколько теми, которые они ищут.

4806. Mientras más vivaz e intensa sea nuestra percepción de lo visible, mejor sentimos la realidad de lo invisible (EII, 295c).
Чем живее и ярче наше восприятие видимого, тем лучше мы чувствуем реальность невидимого.

4807. El derecho al mando fue el tema central de la política, ayer.
Las técnicas de captación del mando son, hoy, el tema central de la política (EII, 295d).
Вчера центральной темой политики было право на власть.
А сегодня центральная тема – техники захвата власти.

4808. Donde haya rotten boroughs, por lo menos esa parte del parlamento es sana (EII, 295e).
Где есть гнилые местечки (англ.), по крайней мере эта часть парламента здорова. ?

4809. La historia se burla de nuestras deducciones severas como de nuestras alternativas abruptas (EII, 295f).
История высмеивает наши строгие выводы, как и наши жесткие альтернативы.

4810. La popularidad de una idea es a su profundidad como la extensión de un concepto a su intensión (EII, 295g).
Популярность какой-либо идеи относится к ее глубине, как объем понятия к его смыслу.

560. NEII, 292-293

4784. Las paradojas cogen pronto cara de cuarentona en amanecer de fiesta (EII, 292a).
В финале праздника лицо сорокалетнего человека поймано парадоксами

4785. En lugar de paternalismo, el socialismo patrocina la disciplina de los orfanatos (EII, 292b).
Вместо патернализма, социализм покровительствует дисциплине детских домов.

4786.Por noble que sea la causa de un rebelde, su rebeldía suele dispararse por rasguños a su vanidad (EII, 292c).
Как бы ни был благороден замысел бунтовщика, его бунтарство, как правило, возникает по причине нанесения раны его посредственности.

4787. Podemos pintar la decadencia de una sociedad, pero es imposible definirla.
Como la creciente demencia de una mirada (EII, 292d).
Мы можем нарисовать упадок общества, но нельзя дать ему определение.
Как и возрастающему безумию взгляда.

4788. Dios inventó las herramientas, el diablo las máquinas (EII, 292e).
Бог изобрел инструменты, дьявол – машины.

4789. Cuando el misterio auténtico se eclipsa, la humanidad se embriaga con misterios imbéciles (EII, 292f).
Когда подлинная тайна уходит в тень, человечество опьяняет себя глупыми выдумками.

4790. El artista puede proponerse lo que quiera, pero lo que quiere puede ser bobo (EII, 292g).
Художник может предполагать себе что хочет, но то, что он хочет, может быть глупо.

4791. A pesar de lo que el actual novelista opina, ni el izquierdismo ni la pornografía reemplazan el talento (EII, 293a).
Вопреки тому, что думает современный романист, ни левизна, ни порнография не заменят таланта.

4792. Creemos en muchas cosas en que no creemos creer (EII, 293b).
Мы верим во многие вещи, в которые думаем что не верим.

4793. La imparcialidad del historiador suele ser simple falta de imaginación (EII, 293c).
Беспристрастность историка – это обычно просто отсутствие воображения.

4794. El mal ante todo nos parece usurpación, el bien nos parece ante todo legítimo (EII, 293d).
Зло прежде всего кажется нам присвоением, а добро прежде всего – законным.

4795. La sumisión es relación entre grupos. La subordinación es relación entre personas.
Ante el amo impersonal el individuo se siente sometido. Ante el amo personal sólo se siente subordinado.
Allí hay revoluciones, insurrecciones aquí.
El uso subleva allí, aquí el abuso meramente (EII, 293e).
Подчинение – это отношение между группами. Субординация – между личностями.
По отношению к безличному хозяину человек чувствует себя подчиненным. По отношению к личному он чувствует субординацию.
В первом случае возникают революции, во втором – восстания.
В первом возмущает использование, во втором – только злоупотребления.

4796. Las conquistas intelectuales son precarias mientras no se logre envenenar las fuentes de aprovisionamiento sentimental del adversario (EII, 293f).
Интеллектуальные завоевания ненадежны только до тех пор, пока не удается отравить источники чувственного снабжения противника.

559. NEII, 290-291

4771. Sin dividir todo en negro y blanco, sin ignorar la gama de colores, sin negar la degradación insensible de los tonos, debemos atenernos, sin embargo, al matiz que nos toca (EII, 290a).
Не разделяя все на черное и белое, не игнорируя гамму цветов, не отрицая нечувствительное понижение оттенков, мы должны придерживаться, тем не менее, того оттенка, который касается нас.

4772. Las sociedades moribundas acumulan leyes como los moribundos remedios (EII, 290b).
Умирающие общества накапливают законы, как умирающие люди – лекарства.

4773. La literatura política de ayer interesa, aún, porque fue disputa en la estación.
La de hoy carece de interés, porque es coloquio en el tren (EII, 290c).
Вчерашняя политическая литература интересная еще и потому, что это был спор на станции.
Сегодняшняя не интересна, потому что это разговоры в поезде.

4774. Entre los postulados también existen jerarquías.
Hay postulados para visión perfecta, postulados para miopes, postulados para ciegos (EII, 290d).
Среди постулатов тоже есть своя иерархия.
Бывают постулаты для безупречного зрения, для близоруких, для слепых.

4775. El reaccionario tiene admiraciones, no modelos (EII, 290e).
Реакционер не руководствуется образцами, а восхищается.

4776. El escritor capaz de ver con claridad lo concreto circula ileso entre las ideas estúpidas (EII, 290f).
Писатель, способный ясно видеть конкретное, движется невредимым среди глупых идей. 

4777. Lo común y corriente debe ser nuestra meta, lo excepcional meramente nuestro hallazgo (EII, 291a).
Обычное и нормальное должно быть нашей целью, а исключительное – простой находкой.

4778. Las grandes novelas patentizan la parcialidad de las filosofías y el candor de las ciencias (EII, 291b).
Великие романы открывают пристрастность философии и наивность научных теорий.

4779. La celebridad metamorfosea al escritor en coqueta (EII, 291c).
Известность превращает писателя в кокетку.

4780. Las técnicas militares escanden el metro de la historia (EII, 291d).
Военные техники отбивают ритм истории.

4781. La posteridad no es el conjunto de las generaciones futuras.
Es un pequeño grupo de hombres de gusto, bien educados, eruditos, en cada generación (EII, 291e).
Потомки – это не совокупность будущих поколений.
Это небольшая группа людей с хорошим вкусом, высокообразованных, ученых в каждом поколении.

4782. No legislemos para la humanidad. Ni en público, ni en privado (EII, 291f).
Давайте не будем издавать законы для человечества. Ни публично, ни в частном порядке.

4783. Puesto que el diálogo con mediocres notoriamente nos apoca,
¿no será la poquedad de nuestros interlocutores, reflejo de nuestra mediocridad? (EII, 291g)
Поскольку диалог с посредственными людьми нас заведомо унижает, не является ли убогость наших собеседников отражением нашей собственной посредственности?

558. NEII, 288-289

4757. Hay temas sobre los cuales el que no diga trivialidades no dice sino tonterías (EII, 288a).
Бывают такие темы, о которых тот, кто не говорит банальностей, говорит только глупости.

4758. Los problemas sociales no son solubles.
Pero podemos minorarlos evitando que el empeño de aliviar uno solo los agrave todos (EII, 288b).
Социальные проблемы не разрешимы.
Но мы можем уменьшить их, не позволяя, чтобы стремление разрешить одну усугубляло все.

4759. El anti-conformista se caracteriza por la docilidad con que acata las modas anti-conformistas (EII, 288c).
Нонконформист характеризуется покорностью, с которой он соблюдает все нонконформистские моды. 

4760. El historiador auténtico es un erudito que escucha el rumor de la historia con imaginación de niño (EII, 288d).
Подлинный историк – это эрудит, который вслушивается в шорох истории с воображением ребенка.

4761 Expresémonos con alguna ambigüedad para que el tonto crea entendernos (EII, 288e).
Давайте выражаться с некоторой двусмысленностью, чтобы дурак думал, что он нас понял.

4762. El solitario es el delegado de la humanidad a lo importante (EII, 288f).
Одинокий человек – делегат от человечества по важным вопросам.

4763. La moralidad de un acto no se juzga consultando la ética, sino examinando el acto (EII, 288g).
Нравственное содержание какого-либо действия оценивается не со ссылкой на этику, а изучением этого действия.

4764. El Nuevo-Mundo resultó otro fiasco escatológico (EII, 289a).
Новый мир оказался еще одним эсхатологическим фиаско.

4765. La epistemología vulgar de las ciencias naturales es un idealismo burlesco donde el encéfalo tiene el papel de yo (EII, 289b).
Вульгарная эпистемология естественных наук – это пародийный идеализм, в котором мозг играет роль Я.

4766. El que se confiesa en público no busca absolución, sino aprobación (EII, 289c).
Тот, кто исповедуется публично, ищет не оправдания, а одобрения.

4767. Pocos escritores salen airosos de los tumultos callejeros (EII, 289d).
Немногие писатели изящно выходят из уличных беспорядков.

4768. Las almas esparcen gérmenes patógenos cuando descuidan la asepsia del silencio (EII, 289e).
Души распространяют патогенные микробы, когда пренебрегают асептикой молчания.

4769. El progresista llama cepos las muletas que le permiten caminar al hombre (EII, 289f).
Прогрессист называет колодками те костыли, которые помогают человеку ходить.

4770. Las derrotas nunca son definitivas cuando se aceptan de buen humor (EII, 289g).
Поражения никогда не бывают окончательными, когда они принимаются в хорошем настроении.

557. NEII, 286-287

4745. A los rutinarios fenómenos de la meteorología de la historia se suma un misterioso proceso geológico que alterna las épocas glaciares y las interglaciares del alma (EII, 286a).
В рутинных феноменах метеорологии истории суммируется таинственный геологический процесс, который чередует ледниковые и межледниковые эпохи души.

4746. La sociedad industrial genera varios problemas graves con cada problema simple que resuelve (EII, 286b).
Промышленное общество порождает несколько серьезных проблем с каждой простой проблемой, которую оно решает.

4747. Si no limitamos el nominalismo a postulado metodológico de la ciencia, si le permitimos teñir nuestra visión cotidiana, el universo se disuelve en infinitud de puntos inconexos que la inteligencia, a falta de pautas, agrupa en configuraciones arbitrarias (EII, 286c).
Если мы не ограничиваем номинализм до методологического постулата науки, если мы позволяем ему окрашивать наше повседневное видение, то вселенная исчезает в бесконечности несвязанных точек, которые ум, в отсутствии руководящих принципов, группирует в произвольные конфигурации.

4748. Los estilos son personas, no simples casos copartícipes de una esencia común (EII, 286d).
Стили это личности, а не простые случайности, соучаствующие в общей сущности.

4749. El sentido común no es atributo de la naturaleza humana, sino legado de la historia.
Disipable fácilmente (EII, 286e).
Здравый смысл – это не атрибут человеческой природы, а наследие истории.
Легко рассеиваемое.

4750. La filosofía nos defiende de las doctrinas pomposas (EII, 286f).
Философия защищает нас от помпезных доктрин.

4751. Desconfiemos de la prosa que no sonría (EII, 287a).
Давайте не доверять прозе, которая не улыбается

4752. El historiador debe abstenerse de amor o de odio anacrónicos.
Pero no peca mientras odie o ame porque comparte el amor o el odio que sus personajes sintieron (EII, 287b).
Историк должен воздерживаться от анахронической любви или ненависти.
Но он не грешит, когда ненавидит или улыбается, потому что разделяет любовь или ненависть, которую чувствовали его персонажи.

4753. El historiador sólo peca venialmente cuando yerra al motivar un acto, siempre y cuando el motivo erróneamente atribuido pertenezca al repertorio de motivos posibles en la época que estudia.
El anacronismo es, en historia, el único pecado sin remisión (EII, 287c).
Историк грешит извинительно, когда ошибается в мотивировке действия, тогда и только тогда, когда ошибочно приписываемый мотив относится к набору мотивов, возможных в изучаемую эпоху.
В истории единственный непростительный грех – это анахронизм.

4754. Las soluciones dadas por este siglo a sus problemas son menos interesantes que los problemas nacidos de ellas (EII, 287d).
Решения, которые нашел наш век для своих проблем, не так интересны, как порожденные ими проблемы.

4755. El arte de no entender nada se cifra en la regla operacional que identifica el significado con su manifestación pragmática.
Con el mismo gesto se inmola o se asesina (EII, 287e).
Искусство ничего не понимать зашифровано в операциональном правиле, которое отождествляет значение с его прагматическим выражением.
Одним и тем же жестом оно жертвует собой или убивает себя.

4756. No es con la naturaleza, ni con el universo, ni con el cosmos, con quienes debemos vivir en armonía.
Sino con esos visitantes axiológicos que agrietan las rutinas del ser (EII, 287f).
Мы не должны жить в гармонии ни с природой, ни с космосом.
Мы должны жить в гармонии с теми аксиологическими пришельцами, которые взламывают привычки бытия.

556. NEII, 284-285

4732. El izquierdista, como el polemista de antaño, cree refutar una opinión acusando de inmoralidad al opinante (EII, 284a).
Левак, как полемисты прошлых дней, думает, что опроверг мнение, обвинив противника в безнравственности.

4733. Es entre las obras serias de nuestra época donde habrá que buscar sus éxitos cómicos (EII, 284b).
Именно среди серьезных произведений наша эпоха должна будет искать успехов в области юмористики.

4734. Los que manejan un vocabulario sociológico se figuran haber entendido porque han clasificado (EII, 284c).
Те, кто используют социологический лексикон, воображают, что они поняли, поскольку расклассифицировали.

4735. Las civilizaciones no construyen sus cloacas bajo tierra en homenaje a la hipocresía, sino en atención al olfato (EII, 284d).
Цивилизации строят свои канализационные трубы под землей не из лицемерия, а учитывая запах.

4736. El marxista queda atónito, cuando lo político se le independiza de lo social entre las manos.
La autonomía de lo político es la letra que los estados comunistas hacen entrar con sangre en la mollera del marxista (EII, 284e).
Марксист столбенеет, когда политическое делается независимым от социального.
Автономия политического – это текст, который коммунистические государства с кровью вбивают в голову марксисту

4737. Nuestros contemporáneos denigran el pasado para no suicidarse de vergüenza y de nostalgia (EII, 284f).
Наши современники очерняют прошлое, чтобы не покончить с собой от стыда и ностальгии.

4738. La norma estética no es anterior, sino posterior al juicio (EII, 285a).
Эстетическая норма не предшествует суждению, а следует за ним.

4739. El hombre inteligente se siente enredado en el mundo moderno, pero no implicado (EII, 285b).
Умный человек чувствует себя в современном мире запутанным, но не причастным.

4740. Los museos son el invento de una humanidad que no tiene puesto para las obras de arte, ni en su casa, ni en su vida (EII, 285c).
Музеи - это изобретение человечества, у которого нет места для произведений искусства, ни в доме, ни в жизни..

4741. Las proposiciones generales que subsuman al individuo definen lo que nada nos importa cuando lo conocemos (EII, 285d).
Общие утверждения, которые включают в себя индивида, определяют в нем то, что нам совершенно не важно, когда мы его уже знаем.

4742. La unanimidad, en una sociedad sin clases, no resulta de la ausencia de clases, sino de la presencia de la policía (EII, 285e).
Единодушие в бесклассовом обществе происходит не от отсутствия классов, а от присутствия полиции.

4743. Cada tabú suprimido hace retroceder la existencia humana hacia la insipidez del instinto (EII, 285f).
Каждое преодоленное табу заставляет человеческое существование отступать к бесцветности инстинкта.

4744. Las religiones le nacen a la humanidad donde menos y cuando menos lo espera (EII, 285g).
Религии рождаются у человечества, где меньше всего и когда меньше всего оно этого ожидает.

555. EII, 282-283

4720. Cuando el individuo encaja en estadísticas ya no sirve para novelas (EII, 282a).
Когда человек соответствует статистике, то не годится для романов.

4721. La desconfianza en el futuro de la sociedad moderna, reservada hasta ayer al hombre inteligente, agobia hoy hasta al imbécil (EII, 282b).
Неверие в будущее современного общества, которое до вчерашнего дня было свойственно умному человеку, сегодня отягощает даже дурака.

4722. La rutina es el único ensalmo que adormece la miseria humana (EII, 282c).
Рутина – это единственное заклятие, которое притупляет человеческие страдания.

4723. La independencia intelectual es hoy inasequible al que adopta una profesión liberal.
La sociedad moderna deprava la inteligencia que se le alquila (EII, 282d).
Интеллектуальная независимость сегодня недоступна тому, кто выбирает либеральную профессию.
Современное общество развращает ум, который арендует.

4724. Al escritor no lo envilece lo que escriba, sino los lectores para quienes escriba (EII, 282e).
Писателя унижает не то, что он пишет, а читатели, для которых он пишет.

4725. El que no comparta las sucesivas admiraciones de sus contemporáneos no necesitará arrepentirse algún día (EII, 282f).
Тот, кто не разделяет идущих друг за другом восхищений своих современников, не разочаруется однажды.

4726. El anti-historicismo de Schopenhauer contribuye a la interpretación de nuestra historicidad radical mejor que el historicismo hegeliano (EII, 283a).
Антиисторизм Шопенгауэра соответствует интерпретации нашей радикальной историчности лучше, чем историцизм Гегеля.

4727. Todo, en el individuo, proviene del cruce del espacio con el tiempo.
Menos el individuo mismo (EII, 283b).
В человеке все происходит от пересечения пространства со временем.
Кроме самого человека.

4728. El individuo no es una encrucijada de caminos, sino el misterioso calvario allí erigido (EII, 283c).
Человек – это не перекресток дорог, а таинственная Голгофа, возведенная на нем.

4729. La literatura, como toda riqueza, huele mejor en manos de herederos (EII, 283d).
Литература, как любое богатство, лучше пахнет в руках наследников.

4730. Hay más admiraciones tontas que desdenes tontos. Pero más tontos que desdeñan que tontos que admiran (EII, 283e).
Глупых восхищений больше, чем глупых презрений.
Но больше глупцов презирающих, чем восхищающихся.

4731. Por temor a pasar de moda, muchos artistas se identifican sucesivamente con todo lo fugaz que pasa y muere (EII, 283f).
Из страха выйти из моды многие художники идентифицируют себя последовательно со всем мимолетным, что проходит и умирает.

554. EII, 280-281

4710. La estupidez es la madre de las atrocidades revolucionarias.
La ferocidad es sólo la madrina (EII, 280a).
Глупость – это мать зверств революции.
Свирепость – это только крестная мать.

4711. Thermidor es el punto de toda revolución donde la atrocidad cesa de predominar sobre la ignominia, para que la ignominia predomine sobre la atrocidad (EII, 280b).
Термидор – это точка в ходе любой революции, когда кончается преобладание жестокости над мерзостью и начинается преобладание мерзости над жестокостью.

4712. El revolucionario se vuelve viscoso, al dejar de ser áspero (EII, 280c).
Переставая быть грубым, революционер становится вязким.

4713. Los “cachorros del león español” tuvieron la indecencia de aprovechar para largarse la aporreada que el vecino propinó a la “madre patria”, dejándola maltrecha y malparada (EII, 280d).
«Детеныши испанского льва» имели неприличие, чтобы сбежать, использовать избиение, которое учинил сосед «отчизне», оставив ее избитой и в беде.

4714. El demócrata comienza liberando todas las fuerzas sociales, para acabar sometiéndolas a una sola.
El reaccionario busca el paralelogramo de las fuerzas.
El demócrata quiere que, a la postre, todas las notas se fusionen en una nota única.
El reaccionario quisiera que la sinfonía social multiplicara los temas polifónicos (EII, 280e).
Демократ начинает с того, что освобождает все общественные силы, чтобы в конце подчинить их одной.
Реакционер ищет равнодействующую сил.
Демократ хочет чтобы в итоге все ноты слились в одну-единственную ноту.
Реакционер хотел бы, чтобы симфония общества умножала количество полифонических тем.

4715. Los pronósticos de Marx fallaron, los de Burke se cumplieron.
Por eso unos pocos leen a Burke y media humanidad venera a Marx (EII, 281a).
Прогнозы Маркса провалились, а Берка – исполнились.
Вот почему Берка читают немногие, а Марксу поклоняется половина человечества.

4716. Agradezcamos a los Aulard, los Mathiez, los Lefebvre, los Soboul, el haber preparado las notas corroborativas para la futura edición crítica de las Reflections on the Revolution in France (EII, 281b).
Поблагодарим Олардов, Матье, Лефевров, Субулов, за то что (?) подготовили подтверждающие заметки для будущего критического издания Размышлений о революции во Франции (англ.).

4717. La civilización es producto de actividades deliberadas. La cultura resulta de actuaciones involuntarias.
La civilización es propósito del intelecto. La cultura es expresión del alma.
La civilización es el pan de la posada de Emmaús. La cultura es el inimitable gesto que lo parte (EII, 281c).
Цивилизация – это продукт целенаправленной деятельности. Культура – непреднамеренных действий.
Цивилизация – это цель интеллекта. Культура – это выражение души.
Цивилизация – это хлеб в Эммаусе. Культура – это неподражаемый жест, которым он преломляется.

4718. La imaginación, si fuese creadora, sería simple fantasía.
La imaginación es percepción de lo que escapa a la percepción ordinaria (EII, 281d).
Если бы воображение было творческим, это была бы просто фантазия.
Воображение – это восприятие того, что ускользает от обычного восприятия.

4719. La verdad tal vez prevalezca. Pero sólo el estilo salva (EII, 281e).
Истина иногда преобладает. Но спасает только стиль.

553. EII, 278-279

4697. Las Musas son tan cargantes vestidas deliberadamente de estameña como vestidas deliberadamente de brocado (EII, 278a).
Музы, покрытые марлей так же тяжелы, как и облаченные в парчу..

4698. Las minorías que se vuelven mayorías siguen creyéndose valientes (EII, 278b).
Меньшинства, которые становятся большинством, по-прежнему считают себя дерзкими.

4699. Hoy se toca a rebato para convocar a las más pacatas ceremonias (EII, 278c).
Сегодня звонят в набат, чтобы вызвать на самые мирные церемонии ?

4700. Lo único que me asusta es que mi mediocridad pueda deshonrar lo que admiro (EII, 278d).
Единственное, что меня пугает, это что моя посредственность может скомпрометировать то, чем я восхищаюсь.

4701. Cuando la noción de deber expulsa la de vocación, la sociedad se puebla de almas truncas (EII, 278e).
Когда понятие долга вытесняет понятие призвания, общество переполняется искалеченными душами.

4702. Lo fundamental no está en sitio adonde el concepto llegue, sino en sitio que sólo un gesto indica (EII, 278f).
Фундаментальное находится не в том месте, куда ведет концепция, а в месте, на которое указывает только жест.

4703. El reaccionario no anhela la vana restauración del pasado, sino la improbable ruptura del futuro con este sórdido presente (EII, 278g).
Реакционер стремится не к тщетной реставрации прошлого, а к маловероятному разрыву будущего с этим грязным настоящим.

4704. El reaccionario no es un soñador nostálgico, sino un insobornable juez (EII, 279a).
Реакционер – это не ностальгирующий мечтатель, а неподкупный судья.

4705. La policía es el único nexo espiritual entre los íncolas de la urbe moderna (EII, 279b).
Полиция – это единственная духовная связь между жителями современного города.

4706. El individuo, mientras menor experiencia tenga, a mayor independencia aspira (EII, 279c).
Чем меньше опыта у человека, тем на большую независимость он претендует.

4707. Al historiador incumbe enseñarnos a venerar o a execrar la historia, pero no a desteñirla en generalidades bobas (EII, 279d).
Историку надлежит научить нас почитать историю или чувствовать к ней отвращение, но не обесцвечивать ее в глупых обобщениях.

4708. El revolucionario es, a la postre, un individuo que no se atreve a robar solo (EII, 279e).
В конце концов революционер – это человек, который не осмеливается грабить в одиночку.

4709. Pongamos de epígrafe a las monografías científicas y yertas de los historiógrafos de las revoluciones, este dístico de un guillotinado:
Nul ne resterait donc pour attendrir l’histoire Sur tant de justes massacrés? (EII, 279f)
Перейдем от эпиграфа к научным и застывшим монографиям историографов революций, этому двустишью гильотинированного:
Ничто не останется, чтобы смягчить историю о стольких справедливо убитых*) (фр.).

*) Фрагмент из стихотворения Андре ШЕНЬЕ, - одной из многочисленных жертв революции.